Язык телодвижений Алана Пиза

главный редактор «Управляем предприятием»

Алан Пиз — не мастер строгого мышления, более того, он, похоже, вообще не задумывается над более-менее логичным обоснованием своих высказываний. Для него достаточно того, что они ему кажутся оригинальными и новыми. Но этого совершенно недостаточно для серьезного и думающего человека. Увы, серьезных доказательств универсальности найденных им знаков и однозначности их интерпретаций Алан Пиз не приводит ни в книге, ни во время выступления. Давайте детально рассмотрим основные аргументы, которые Пиз приводит в подтверждение своих идей, а также те неявные основания, на которых он строит свои выводы.

Что лежит в основе языка телодвижений?

Язык телодвижений — это старейшая форма коммуникаций. «Многие и сегодня считают основной формой общения речь, — пишет Алан Пиз в книге. — В эволюционном смысле, речь появилась совсем недавно. Она используется, как правило, для передачи фактов и данных. Устная речь появилась примерно 500 000 лет назад. За это время мозг человека увеличился в размерах втрое. До этого основной формой передачи эмоций и чувств был язык телодвижений и звуки, издаваемые горлом. Надо сказать, что ситуация практически не изменилась и сегодня. Но, поскольку мы сосредоточены на произносимых словах, большинство из нас не обращают ни малейшего внимания на язык телодвижений. А ведь он по-прежнему играет важную роль в нашей жизни».

Действительно, ученые считают, что в процессе филогенеза у Homo sapiens сформировались врожденные механизмы и схемы для различения разнообразных движений, действий, эмоциональных состояний, поз, жестов, а также для выявления стереотипа их проявления, отделения от конкретной ситуации или обстоятельств. Это значит, что мы должны изучать эти феномены как своеобразные присущие человеку языки.

То, что с точки зрения коммуникации и языка мы не слишком далеко ушли от приматов — очень сильное утверждение, которое надо серьезно обосновать.

Однако, тезис о том, что невербальные коммуникации по-прежнему играют важную роль в нашей жизни, никак не следует из того факта, что когда-то они были главными. То, что основное средство коммуникаций осталось таким же, как и полмиллиона лет назад, — голословное и никак не доказанное утверждение. Напротив, большинство специалистов считают, что именно появлением языка и вербальной коммуникации мы обязаны появлению Homo sapiens как вида. Большинство исследователей уверены, что язык и человек неразделимы, язык не существует вне человека и сознание человека как Homo sapiens не существует вне языка. Таким образом, из того, что язык тела — это старейшая форма коммуникаций, которой пользовались дальние предки человека, следует только то, что нам, возможно, по наследству передались некоторые элементы этого языка и не более того.

Мы — безволосые обезьяны. Почему же Пиз считает, что основное средство коммуникаций осталось таким же, как и полмиллиона лет назад? Ответ дает он сам. «Мы живем в XXI веке, но то, как работают наши мозги, наши приоритеты, — всё осталось таким же, как было 5 000 лет назад», — заявил Пиз на конференции. А в книге он пишет: «Многим трудно смириться с тем, что люди — всего лишь биологические существа, практически те же животные. Мы являемся представителями приматов — Homo sapiens. Мы безволосые обезьяны, научившиеся ходить на двух ногах и обладающие развитым мозгом. Но, подобно любым другим животным, мы подчиняемся тем же биологическим законам. Именно биология управляет нашими действиями, реакциями, языком телодвижений и жестов».

То есть с точки зрения коммуникации и языка мы не слишком далеко ушли от приматов. Очень сильное утверждение, которое, если быть честным, надо очень прочно обосновать. Увы, Пиз этого не чувствует и не делает. В подтверждение своей идеи он лишь приводит примеры жестов, которые мы разделяем с приматами. Например, поза «Мыслителя» Родена; у обезьян кулак тоже иногда подпирает нижнюю челюсть (см. рис. 1). Это убеждает вас, что вы, простите, «безволосая обезьяна»?

 z1.jpg

Рис. 1. Сходство жестов у обезьян и людей.

Другой пример Пиза — изменение выражения лица, когда мы встречаем знакомого: у нас раскрываются глаза и брови поднимаются вверх. Этот жест говорит: «Я знаю, что вы здесь». Точно такой же жест делают обезьяны, когда хотят показать, что видят, где сидят другие обезьяны и где хищник. Согласно Пизу, это доказывает, что этот жест заложен где-то в самых основах, в генах.

Но подобные внешние сравнения трудно считать доказательством, ведь нам важен не только сам жест, но и его трактовка. Можем ли мы знать наверняка, что чувствуют обезьяны, раскрывая глаза? Пиз не ссылается и не говорит о таких исследованиях. Внешнее сходство жестов — это еще не сходство мыслей, но похоже Алана Пиза это не очень интересует.

Более того, в своей книге Пиз приводит массу обратных примеров. Например, улыбка у людей — это выражение радости (и у приматов, по его мнению, тоже), а у собак — это оскал, предупреждение, угроза, желание вас укусить. «Улыбка у большинства плотоядных животных — это сигнал угрозы, но приматы сопровождают улыбку неугрожающими жестами, демонстрирующими подчиненность», — пишет Пиз. Поэтому дети идут навстречу собакам, которые показывают зубы — они думают, что это выражение радости. Но тогда чей язык телодвижений, приматов или других млекопитающих, мы должны считать универсальным языком?

Еще один интересный нюанс: по мнению Пиза, скульптура «Мыслитель» показывает не процесс трудных размышлений; наоборот, это поза человека в депрессии, он даже, может, покончит с собой. Вот вам яркая иллюстрация того, насколько язык тела неоднозначен. То, что для Родена было явным выражением мысли, для Пиза — признак депрессии. Где уж тут говорить о том, что это однозначный жест, заложенный в генах.

Алан Пиз признает, что есть большие культурные различия между людьми и одновременно настаивает, что основной язык тела общий и не зависит от культуры.

Люди — это объект влияния. Принципиальный аспект — это отношение к людям. Алан Пиз — не ученый, а талантливый продавец и предприниматель. Поэтому его подход очень механистический. Это объясняется сферой деятельности автора — он бывший коммивояжер и продавец страховок. В такой профессии, как правило, сталкиваешься с человеком либо один раз, либо несколько раз, но на короткое время. По сути Пиз не слишком нацелен на то, чтобы установить длительные отношения со своим собеседником. Алгоритм поведения по Пизу таков:

  • внимательно ловим знаки языка тела;
  • быстро распознаем эмоции собеседника;
  • если можно, влияем на него; если нет, уберегаем свою психику от огорчений;
  • получив всё, что можно, в этой ситуации, расстаемся с человеком.

Этот алгоритм исходит из отношения к людям, как к некоторому предмету. Людей он рассматривает не как мыслящих существ, а как предмет, на который можно и нужно влиять. Особенно это видно в той части книги, где описываются отношения между мужчиной и женщиной.

Современные исследования невербальных коммуникаций. Наконец, последняя основа языка телодвижений — это исследования. Среди научных работ, посвященных языку телодвижений, Пиз выделяет прежде всего работу Чарльза Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных», опубликованную еще в 1872 году. Странный и, видимо, исключительно популистский жест, большинство неспециалистов весьма уважают Дарвина. Кроме того, Пиз называет двух ученых:

  • «Альбер Мерабян, пионер в области изучения языка телодвижений, работавший в 50-е годы ХХ века, обнаружил, что информация любого сообщения делится следующим образом: 7 % ее передается вербально, то есть словами, 38 % — вокально (тоном голоса, ударением и способом произнесения звуков) и 55 % — невербальными сигналами»;
  • «Антрополог Рэй Бердвистелл провел оригинальное исследование невербального общения. <…> Как и Мерабян, Бердвистелл обнаружил, что вербальный компонент межличностного общения составляет менее 35 %, а свыше 65 % информации, передаваемой при общении, передается не вербально».

И действительно доказано, что невербальное поведение — это мощный фактор формирования человеком оценок других людей. Пиз приводит лишь два примера, но на самом деле работ, доказывающих преобладание невербальных каналов коммуникации над вербальными, достаточно много, и они включают исследования дружественного или враждебного отношения, подчинения и превосходства, одобрения и уважения, положительной, отрицательной или нейтральной оценки, честности и нечестности. Во всех этих исследованиях вклад невербального поведения в содержание сообщения, получаемого оценщиками, оказывался достаточно большим.

Ну и конечно, Пиз ссылается на собственные исследования. «Наш анализ многочисленных торговых сделок и переговоров, проведенный в 70—80-е годы, показал, что язык телодвижений помогает передать от 60 до 80 % информации за столом переговоров. <…> Исследования также показывают, что в тех случаях, когда переговоры ведутся по телефону, выигрывает участник, опирающийся на более сильные аргументы. Если же переговоры ведутся в процессе личного общения, результат не столь предсказуем, поскольку окончательное решение во многом зависит от того, что мы видим, а не только от того, что слышим». Интересные исследования, но хотелось больше информации: когда они проводились, на какой аудитории, в каких условиях и контексте и т. д. Однако всего этого нет — Пиз ограничивается общими словами.

На мой взгляд, столь поверхностное отношение к экспериментальным доказательствам никак не добавляет доверия рекомендациям Алана Пиза. Ряд специалистов скептически относятся к ним, считая, что надёжность его экспериментов не доказана, хотя его приемы и используются в серьезных организациях.

Доказательства универсальности языка

Теперь посмотрим, какие же у Пиза основания говорить о существовании именно универсального, то есть общего для всех людей, языка телодвижений. И здесь мы рассмотрим только два аспекта: влияние культуры и профессии.

Влияние культуры. Алан Пиз признает, что есть большие культурные различия между людьми. «Как вербальные языки отличаются друг от друга в зависимости от типа культур, так и невербальный язык одной нации отличается от невербального языка другой нации. В то время как какой-то жест может быть общепризнанным и иметь четкую интерпретацию у одной нации, у другой нации он может не иметь никакого значения или иметь совершенно противоположное значение», — говорит он. Далее Пиз приводит несколько ярких примеров этих различий — с жестами «ОК» и «Во!», которые у нас обозначают одно, а в других странах, например в северной Греции, — совсем противоположное. «Поэтому, прежде чем делать какие-либо выводы о значении жестов и языка тела, необходимо учесть национальную принадлежность человека», -- пишет он в книге.

В книге есть раздел под названием «Что говорит наука», но он настолько беден, что сразу понятно, что наукой там и не пахнет.

Но на соседней странице Пиз забывает об этом и говорит об общем для всех языке тела. Стремясь к упрощению и максимальному «весу» своего открытия он утверждает: «Основные — жестикуляция и язык тела — общие и не зависят от культуры», «Культуры во многом отличаются друг от друга, но основные сигналы языка телодвижений остаются одинаковыми повсеместно». И это утверждение никак не обосновано. В качестве некоторого обоснования он пишет, что Рэй Бердвистелл научился определять, на каком языке говорит человек, просто наблюдая за его жестами.

Но для обоснования столь принципиального положения этого совершенно недостаточно. И при этом то, что Пиз пользуется данными, полученными при изучении западного общества, — его не волнует, его книга одинакова на всех языках. А мы живем в другой стране, у нас другой менталитет, культурная основа и другие традиции. Западный менталитет, ориентированный на предпринимательскую личность, быстрый успех и относительно легкие модели в выступлениях и книгах Пиза чувствуется постоянно. Насколько его менталитет близок славянскому человеку, решайте сами, я эту тему опущу.

Профессия. Язык тела у Пиза очень мало зависит от того, чем человек занимается. В одном месте книги они отмечает: «… художники, музыканты, хирурги и люди других деликатных профессий, где требуются чуткие пальцы, обычно предпочитают не обмениваться рукопожатиями, но если они вынуждены это делать, то пользуются щадящим рукопожатием». Но потом моментально об этом забывает. У среднестатистического дворника и сотрудника интеллектуального труда, ученого язык телодвижений одинаков. Еще бы! Это ведь «древнейший» язык, а профессии-то возникли совсем недавно, каких-нибудь 1-2 тысячи лет назад. Например, почесывание головы, которое по Пизу говорит о вранье, часто сопровождает мыслительный процесс.

Научные основания

Наконец последний момент. Хотя Алан Пиз постоянно призывает смотреть на ситуацию в комплексе, сам он этого не делает. Несмотря на то, что в книге есть раздел под названием «Что говорит наука», он настолько беден, что сразу понятно: слово «наука» Пизу ничего не говорит. Наукой там и не пахнет. Книга не имеет никакой психологической основы, Пиз ничего не пишет про особенности восприятия, основы физиологии и нервной системы. Под его многочисленными советами и местами весьма тонкими наблюдениями нет никакой системы. Более того, сам Пиз, по всей видимости, в ней не нуждается, его устраивает эта бессистемность.

Заключение

Доводы, приведенные выше, показывают, что не стоит сильно доверять языку телодвижений. Во многих, очень многих случаях с советами Пиза можно натурально «сесть в лужу». Особенно, если вы менеджер или предприниматель, где цена ошибки будет очень высока.

Вообще, Пиз — не единственный автор, который преподносит язык тела в виде свода советов. У всех у них подход одинаков: если вы хотите узнать, что чувствует человек, то обратите внимание на то, как рука в засунута карман (развернутой ладонью или кулаком), где находится при этом большой палец (внутри или снаружи края кармана), как при этом располагаются ноги и какой наклон головы. Думаю, такие подходы в принципе неверны и не приведут к пониманию языка тела.

Но это не отрицает важность невербальной коммуникации как области знаний. И следить за своими телодвижениями, изучать язык собственного тела, а может быть, и своих близких, весьма полезно.

© «УПРАВЛЯЕМ ПРЕДПРИЯТИЕМ»
Все права защищены. Все торговые марки являются собственностью их правообладателей.