Новой экономике — новые риски

Независимый обозреватель. На протяжении 15 лет был обозревателем, затем — заместителем главного редактора, а впоследствии занял пост главного редактора журнала Intelligent Enterprise.

Сегодня всем известно, какие возможности бизнеса могут быть реализованы за счёт пресловутой цифровой экономики. Вернее, какие именно пока точно неизвестно, но ясно, что весьма впечатляющие. Принципиальных недостатков у технологий цифровой трансформации (помимо, разумеется, их недостаточной зрелости, дороговизны на сегодняшний день) пока почти никто явно не отмечает. Но риски, связанные с её внедрением при этом, безусловно, существуют. Среди огромного числа разговоров, ведущихся сегодня на тему digital economy, большинство спикеров предпочитают обходить эту тему вовсе. Те, кто «честнее», обычно говорят, что риски цифровой экономики пока являются некоей terra incognita (неизвестной территорией), которую ещё предстоит освоить. Но по мере роста зрелости использования цифровой трансформации «детские болезни» будут, очевидно, проходить, а вот риски как раз могут проявляться все более рельефно.

В самое последнее время в прессе всё-таки начали появляться некоторые материалы на тему специфических рисков, связанных с развитием digital economy. Пока это отдельные несистематизированные заметки, частично основанные на уже имеющейся практике, частично — на развиваемой экспертами теоретической экстраполяции (в качестве примера можно назвать статью Владимира Ананьина «Почему цифровая организация неустойчива?»). Ещё раз повторю, что подобная информация пока фрагментарна. Она очень далека от систематизации, от попыток присвоить рискам те или иные приоритеты, описать их количественно, или качественно определить сценарии их возникновения. Пока предлагается, что всю эту работу возьмёт на себя заинтересованное сообщество в целом, что на настоящий момент, наверное, является нормальной практикой.

Высокая прозрачность связывает бизнес

Интересной темой представляется влияние цифровой экономики на прозрачность бизнеса. В современных условиях предприятия уже вплотную подходят к ситуации, которая не встречалась ранее. Традиционно считалось, что прозрачность — однозначный плюс для развития конкуренции, однако теперь отношение к прозрачности отчасти начинает меняться.

Один из зарубежных авторов даёт полезную аналогию нынешнего тренда. В машиностроении трение отдельных деталей в процессе эксплуатации, наоборот, всегда считалось эффектом отрицательным. С ним всячески боролись, поскольку в результате трения, как известно, уменьшается КПД любого механизма, снижаются надёжность его функционирования и срок службы. Но что было бы, если трение удалось бы убрать совсем..? Понятно, что все механические устройства, от примитивных и до самых совершенных, в принципе перестали бы работать.

Достижение полной прозрачности предприятий может привести к серьёзным проблемам. Неудачные производственные или исследовательские эксперименты, благотворительная активность, завышенные представительские расходы и пр. — всё это может стать видимым для потенциальных покупателей.

Аналогичный эффект, вероятно, будет связан и с прозрачностью бизнеса — достижение полной прозрачности может привести к серьёзным проблемам. Получение и архивация самых разнообразных данных, как в бизнесе, так и в повседневной жизни, а также и растущие возможности их анализа делают сохранение коммерческой тайны или даже конфиденциальной информации всё более проблематичной. Любое предприятие явно или неявно вправе закладывать в себестоимость продукции все возможные издержки. В том числе, возможно, неудачные производственные или исследовательские эксперименты, благотворительную или социально значимую активность, отчасти завышенные представительские расходы и пр. И, покупая товар, потребитель видит цену, но никогда не знает точной структуры себестоимости. Это совершенно нормальный механизм, дающий возможность предприятию самостоятельно маневрировать, не опасаясь тотального контроля со стороны любого внешнего субъекта, и в то же время сохраняя положительный баланс финансовых показателей. Если бы такой свободы не существовало, бизнес был бы связан по рукам и ногам и не развивался.

К тому же информацией о сложных зависимостях доходов и расходов предприятия сегодня почти никто не обладает. Для того чтобы понять это, как правило, необходим очень большой объём первичной информации и одновременный анализ огромного числа возможных причинно-следственных связей, что не под силу ни одному коллективу самых профессиональных аналитиков. Однако, всё может резко измениться в эпоху развитой цифровой трансформации, которая ещё конечно же не наступила. Но именно в анализе сложных зависимостей доходов и расходов предприятия, таким образом, повышения прозрачности, потенциал цифровой трансформации раскрывается в полной мере. Но и связанные с цифровой трансформацией риски при этом тоже  возрастут.

Судьба унаследованных бизнес-методик

Начиная экспериментировать с появляющимися на рынке технологиями, компании также сталкиваются с рядом новых для себя рисков. В этом смысле одним из характерных, хотя и не единственным, примером является развитие логистических сервисов. Как известно, в настоящий момент в данной отрасли мы имеем массу в целом весьма прогрессивных инициатив, связанных с идентификацией товара и отслеживанием его движения по логистической цепи с помощью небезызвестной концепции IoT. Технология быстро набирает обороты, давая весьма ощутимый и легко просчитываемый эффект, и в её развитие вовлекаются ведущие отраслевые игроки. Одновременно с этим в отрасли нарастают радикальные «революционные настроения». В частности звучит мнение о том, нужен ли в новых условиях работы небезызвестный стандарт обмена электронными документами EDI, которому почти шестьдесят лет и который является едва ли не ровесником информационных систем первого поколения.

Разумеется, тут же находятся противники революционных перемен, также переходящие к более активному отстаиванию своих позиций. В результате дискуссий постепенно выясняется, что выкидывать старое рано, EDI ещё нужен предприятиям. Но тут встаёт вопрос о месте старых, унаследованных практик ведения деятельности.

Вместе с изменением технологий встаёт вопрос о старых, унаследованных практиках ведения деятельности. Они неминуемо должны измениться, и в ряде случаев — кардинально.

Набор спецификаций на основе EDI формально создавался для того, чтобы ИТ-системы могли полностью брать на себя обработку большинства схем обмена данными, возникающих в стандартных сценариях электронного взаимодействия бизнес-партнёров. Было это более полувека назад, и сами спецификации в то время по понятным причинам никак не могли формироваться в расчёте на полное исключение из процесса человека. Об этом тогда даже не задумывались. Соответственно спецификации несли в себе массу деталей, связанных с возникающими в ходе ведения бизнеса нюансами, в том числе и субъективного характера.

В противоположность этому схемы, рассчитанные на применение IoT (и далеко не только в логистике), участие в процессе человека в лучшем случае допускают как временный, переходный этап. Их стихия — это полностью роботизированная среда. В ней, например, оптимизация логистических потоков вовсе не предполагает длительную «доводку» исходной схемы с совместным участием заинтересованных сторон. В данном случае под оптимизацией скорее подразумевается создание математической модели, построение на её основе некой поверхности в многомерном пространстве, скажем, пары сотен входных параметров и последующий поиск на этой поверхности точек локального минимума. В качестве обязательного элемента схемы использования IoT не предполагают наличие бизнес-методик, вырабатываемых на основе лучших практик отраслевого опыта.

Всё это, конечно, не означает невозможности применения IoT уже сегодня и даже не ставит на этом пути каких-либо серьёзных ограничений. Но риски, связанные со старыми практиками ведения деятельности, с их изменением или полной отменой,  необходимо обязательно учитывать.

© «УПРАВЛЯЕМ ПРЕДПРИЯТИЕМ»
Все права защищены. Все торговые марки являются собственностью их правообладателей.