После кризиса

Независимый обозреватель. На протяжении 15 лет был обозревателем, затем — заместителем главного редактора, а впоследствии занял пост главного редактора журнала Intelligent Enterprise.

В многочисленных статьях, посвященных управлению бизнесом и его автоматизации уже в течение как минимум последних двух-трех лет, методично повторялась одна и та же мысль: мы живем в эпоху динамично меняющейся внешней среды, изменения эти перманенты и бизнесу необходимо постоянно иметь это в виду. И вот резкие изменения неожиданно настали... Давайте подумаем над тем, с чем мы столкнулись, как будет выглядеть организация деловых процессов, на примере логистической отрасли.

Не будем разбирать вопрос о том, готов ли он оказался к этому или нет. К тому, что сейчас происходит, наверное, нет, да и вряд ли кто-то мог быть готов. Но можно постараться без эмоций начинать думать над тем, с чем мы столкнулись с точки зрения организации деловых процессов. В частности, — попытаться отделить абсолютно форс-мажорные обстоятельства от динамичных изменений, к которым нас так долго призывали быть готовым. Ведь и ранее никто не скрывал, что изменения могут быть очень плохо предсказуемы. А, с другой стороны, элементы не критических, если угодно, «штатных» изменений, с которыми бизнес будет сталкиваться еще не раз, безусловно, присутствуют и в складывающейся сейчас в мире ситуации, какой бы уникальной и апокалиптической она ни казалась.

Логистика — ключевая отрасль

Чтобы не рассуждать на подобные темы отвлеченно, возьмем конкретную и в нынешнем контексте весьма небезынтересную отрасль — логистику. О ней в контексте коронавируса говорят явно чаще, чем о других отраслях.

Когда слово коронавирус еще только начинало звучать, и все было ограничено единственной китайской провинцией, уже начали звучать голоса, что одной из наиболее уязвимых к последствиям преодоления кризиса (о глобальной пандемии тогда никто даже не заикался), станет именно логистика. Считалось, что Китай может временно запретить трансграничные перевозки грузов и это якобы повлечет понятные для экономики всего мира последствия. Затем о ее перспективах по-прежнему продолжали рассуждать. Некоторое внимание спустя Китай как раз начал восстановился, и сегодня уже почти готов вернуться к привычному ритму. Внимание, как известно, полностью переключилось на другие страны, но теперь имеют в виду более глубокие моменты, а важность отрасли подчеркивают еще сильнее. В Великобритании, например, в связи с эпидемией сотрудники отрасли логистики наряду с медработниками официально причислены к разряду ключевых.

При традиционной, превалирующей сегодня культуре автоматизации, предприятия рассматриваются как обособленные. Их взаимодействие с внешним миром ограничивалось периодическими запросами — прежде всего в виде заказов продукции с детальным описанием спецификаций и сроков поставок.

Две культуры автоматизации

Сегодня логистику часто не рассматривают как самостоятельную отрасль. Поступают так потому, что наиболее важное из того, к чему приковывается внимание в иных отраслях, по сути, является той же логистикой. В этой точки зрения мы говорим о полной сквозной цепочке движения продукта к потребителю, о текущей оптимизации и предсказуемости поведения данного процесса в будущем. Транспортировка некого сырья, консолидация в распределительных центрах, его движение по переделам в виде промежуточной продукции на производственном предприятии, передача в розничную или распределительную сесть готовой продукции и, наконец, доставка ее конечному потребителю — это лишь разные звенья единого процесса.

Предприятия многих других отраслей развивались в значительной мере как обособленные структуры и, как следствие, такие направления ИТ-поддержки как управленческий учет, долго- и среднесрочное планирование собственных ресурсов длительное время оставались в приоритете. Типичные задачи автоматизацией операционной деятельности — превращение объемно-календарных планов в посменные задания на производство тех или иных компонентов готовой продукции, как это имеет место в промышленности, или поштучный учет продаж через каждую торговую точку и сравнение с планируемыми показателями, как в торговле. С точки зрения алгоритмов автоматизация тут представляла собой не более чем регулярное произведение ряда арифметических операций, а ее успешность соответственно означала, что все операции произведены в правильное время, в нужном порядке и над корректными исходными данными. Взаимодействие с внешним миром очень долгое время ограничивалось периодическими запросами — прежде всего в виде заказов продукции с детальным описанием спецификаций и сроков поставок.

Логистика по определению не может замкнуться сама на себе. Для нее поддержка операционной деятельности — это решение оптимизационной задачи на основе массы входных данных, которые она получает из внешнего окружения. В том числе данных о возникающих форсмажорных обстоятельствах.

В логистическом же бизнесе упор в большей степени всегда делался на решении текущих операционных задач. Причем логистика по определению не может замкнуться сама на себе. Для нее поддержка операционной деятельности — это решение оптимизационной задачи (на языке математики — поиска минимума некоторой функции) на основе массы независимых входных данных, которые она получает как с производства, так из внешнего окружения. В том числе, возможно, данных о внезапно возникающих форсмажорных обстоятельствах. Пересчет данных в целях оперативного управления может происходить часто и скорее не по расписанию, а по ситуации. Влияние данных на конечный результат здесь не аддитивно, как при арифметических расчетах, а взаимозависимо, — изменение лишь некоторых параметров может потребовать пересчета всей ситуации целиком. Алгоритмы непросты и должны обсчитываться как минимум чуть быстрей, функционирования самой цепочки.

В силу очень большого количества потенциально возможных решений, до идеального варианта здесь можно и не добраться, довольствуясь соответственно тем, которое просто удовлетворяет некоему заранее выбранному порогу точности. Куда важнее абсолютной точности — возможность контроля над ситуацией по всей цепи целиком, даже если надо быстро просчитать влияние некого «возмущения» неожиданно возникшего на одном конце цепочки, в совсем другом ее звене, даже если эти звенья находятся на разных континентах. Наконец, как исходные, так и выходные данные в логистике чаще вынуждены трактовать не как строгие, а как вероятностные. Отличия от традиционных задач ИТ-поддержки учет, планирования ресурсов и т.д., в логистике настолько велики, что говорят даже о другой культуре информационной поддержки.


Эффект пастушьего кнута

Рис. 1. Эффект пастушьего кнута.

Различия двух культур автоматизации очень хорошо проявляются на примере так называемого эффекта пастушьего кнута (bull whip effect). В сфере управления цепочками поставок данный эффект всем очень хорошо известен. Суть сравнения в том, что человек, держащий кнутовище, может совершать циклические движения малой амплитуды, но размах движения кончика кнута при этом может в десятки раз превосходить изначальную его амплитуду (рис. 1). То же самое происходит и в цепочках, когда небольшой изначальный дефицит или переизбыток тех или иных товаров в результате оборачивается многократно усиленными колебаниями реально поставленных объемов. Многие независимые участники цепочки, видя, скажем, предыдущую недопоставку в следующий раз заказывают с запасом и чем больше этих участников встроено в последовательность товародвижения, тем больше окажется суммарная ошибка. В дальнейшем, создавшийся переизбыток стимулирует всех уже к недозаказу, и маятник перемещается в другую сторону.

Различия двух культур автоматизации очень хорошо проявляются на примере эффекта пастушьего кнута — небольшой изначальный дефицит или переизбыток тех или иных товаров в результате оборачивается многократно усиленными колебаниями реально поставленных объемов.

Партнёры по цепочке — чёрные ящики

С этой, казалось бы, элементарной проблемой до конца справится так и не удается. Причиной тому — значительная информационная независимость партнеров, основная масса которых плохо пропускает информационные потоки через себя. С точки зрения цепочки в целом они не выглядят прозрачно, а являются точками входа/выхода информации и «черными ящиками» внутри (рис. 2).

Непрозрачность партнеров по цепочке, они являются точками входа/выхода информации и черными ящиками внутри

Рис. 2. Непрозрачность партнеров по цепочке, они являются точками входа/выхода информации и «черными ящиками» внутри.

В контексте сегодняшней ситуации очень важно также отметить, что специалисты в сфере управления логистикой (и соответственно те, кто занимаются ее автоматизацией) в большинстве случаев самыми первыми сталкивались с последствиями крупных внештатных ситуаций глобального масштаба, которые, разумеется, встречались и ранее. Любые заметные возмущения не только в экономической, но и любых других сферах жизни общества (из последних — массовые протесты в Гонконге, пожары в Калифорнии) оказывались чувствительными именно для логистики. Но именно данная отрасль на основе полученного опыта совершенствовала процессы, и затем от разу к разу ей все более и более оптимально удавалось сглаживать последствия новых внештатных ситуаций. Но все это, если угодно, были уроки по узким темам и для ограниченной аудитории, а теперь мы имеем массовый открытый урок несравненно более широкого масштаба.

Именно логистике от разу к разу удавалось сглаживать последствия новых внештатных ситуаций. Но это был опыт узких проблем, понятных для ограниченной аудитории, а теперь мы имеем массовую внештатную ситуацию несравненно более широкого масштаба.

Возмущения могут стать постоянными

Масштаб будущих возмущений ситуации нам, естественно, не понятен. Известный портал www.cnbc.com в разделе «Экономика» как и еще ряд источников прямо указывают на то, что в будущем нас ждет глобальная переструктуризация услуг Supply Chain, и даже полное восстановление функционирования китайских предприятий не будет означать того, что кризис в этой области успешно преодолен. Да на сегодня уже и не специалисту в целом понятно, что фактически «замороженная» на сегодня экономика, с оборванными связями будет «отходить» постепенно, переходя к прежнему устойчивому состоянию или к какому-либо иному, пока никому не известно. Причем с каждым днем возникают все более обоснованные предположения, что волны возмущений в виде различных ограничительных мер будут возникать во времени и в пространстве еще длительное время.

Более, того и ситуация может и не стать достаточно устойчивой. Как указывает портал www.supplychaindigital.com есть вероятность того, что Китай перестанет быть абсолютно доминирующим местом производства и источником распространения продукции по всему миру. А в таком случае возникнет сложная и тонко сбалансированная сеть центров производства и цепочек доставки, и тогда возмущения, обусловленные уже рыночными причинами, могут фактически стать постоянными. На ситуацию будут влиять, например, протесты не только в Гонконге и пожары не только в Калифорнии, а еще масса других мировых событий. К каким драматическим колебаниями на выходе при этом будет приводить упомянутый эффект пастушьего кнута можно только догадываться.

Есть вероятность того, что Китай перестанет быть абсолютно доминирующим местом производства и источником распространения продукции по всему миру. Тогда возмущения, обусловленные рыночными причинами, могут фактически стать постоянными.

Прозрачная цепочка как конкурентное преимущество

Как минимум на среднесрочную перспективу релаксации экономики, а возможно и на долгосрочную перспективу, достижения в области управленческого учета, планирования и мониторинга собственных ресурсов предприятий-участников глобальной цепочки поставок, уже не будут конкурентным преимуществом. При этом, однако, сохранят значимость в качестве инструментов поддержания эффективности.

А инструментом, дающим конкурентное преимущество, в свою очередь должна стать сквозная прослеживаемость товародвижения, с возможностью мониторинга эффективности соответствующих потоков в любой ее точке. Иными словами, наиболее конкурентными окажутся те цепочки, где ее участники (в основном производственные, торговые и дистрибуторские предприятия) будут поддерживать ее функционирование не только в виде периодически формируемых заказов (рис 2), но становится составной частью, управляемой по единым принципам, прозрачной цепочки (рис 3).

Прозрачность партнеров по цепочке

Рис. 3. Прозрачность партнеров по цепочке.

В статьях о перспективах корпоративной автоматизации и на специализированных порталах, посвященных управлению современной логистикой, уже есть мысли о том, что вышеописанный «логистический подход» к управлению и автоматизации может оказаться заметно более значимым. Причем отнюдь не только для логистики, но и для смежных с ней отраслей. Пока мысль звучит очень робко, очевидно, что в сложившейся ситуации мало кому хочется открыто высказывать идею о том, что масштабная пандемия может еще и послужить кому-либо позитивным стимулом для дальнейшего движения в правильном направлении.

«Логистический подход» к управлению и автоматизации — сквозная прослеживаемость товародвижения, с возможностью мониторинга эффективности соответствующих потоков в любой ее точке — может оказаться заметно более значимым, чем традиционный.

Какие технологии станут нужны?

Согласно совместному отчету Delloitte и MHI Industry уровень внедрения современных подходов в логистическом бизнесе на конец 2019 года был достаточно высок. Почти треть из них используют предиктивную аналитику, 26% — IIoT, 12% — технологии искусственного интеллекта. Промышленность и торговля по совокупности показателей, может быть, несколько уступают, но тоже вполне на уровне. Какие же еще подходы и технологии потребуются?

  1. Диспетчеризация товародвижения на цеховом уровне. Как в общем было известно и ранее, и что еще раз в связи с нынешней ситуацией еще раз подчеркивает портал www.manufacturingglobal.com, для того чтобы стать органичным звеном цепочки поставок производственным и торговым предприятиям необходимо обеспечить диспетчеризацию товародвижения на цеховом уровне (будь то производственный цех или складские площади распределительного центра). При этом для внешних партнеров должна быть реализована возможность следить хотя бы за основными KPI процессов товародвижения на своих производственных площадках.
  2. Обработка событий. Ярко выраженный процессный характер управления, часто возникающая необходимость реагировать на инциденты в произвольных точках сети и оперативно связывать их содержательно, тесно ассоциирована с принципами создания приложений, ориентированного на обработку событий (event-driven application).
  3. Обмен бизнес-данными. Бизнесу никак не миновать решения доселе весьма болезненной проблемы массового обмена данными самого различного бизнес-содержания. Это в свою очередь потянет за собой необходимость заниматься всем спектром проблем управления данными — Data Governance, Data Quality, Data Integration и некоторыми другими.
  4. Потоковая обработка информации. Сквозной характер процессов, а также интенсивная и непрерывная генерация данных диктует необходимость в дополнение к классической пакетной обработке информации (batch processing) использовать так называемую потоковую (stream processing).
  5. Моделирование. От традиционного логистического бизнеса потребуется усилить акцент на аналитических технологиях и особенно технологиях моделирования товародвижения, охватывая этими инструментами, в том числе и те участки материальных потоков, которые проходят внутри производств партнеров по цепочке.

* * *

Обо всех этих подходах активно писала технологическая пресса уже давно. Возможно, через некоторое время этим прогнозам суждено стать реальностью.

© «УПРАВЛЯЕМ ПРЕДПРИЯТИЕМ»
Все права защищены. Все торговые марки являются собственностью их правообладателей.